?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая мысль | Следующая мысль

В 1984 году в июне было тепло – почти все дни от + 20 до + 25, а в отдельные дни даже жарко – до + 30 доходило, солнечно и без дождей.
То есть дожди иногда шли, и даже грозы гремели – но раз в неделю, а не через 2-3 дня, как сейчас.
А для меня июнь 1984 года стал рубежным.
И не только потому, что я закончил восьмой класс и перешел в девятый.
Но и подходила к концу моя "эпопея", связанная с "иностранным двором", где я затусовался с мая-июня 1981 года, и общался с кубинцами, болгарами, поляками, венграми – детьми военных из соцстран, которые там жили и учились в нашей школе. Многие уехали еще в середине лета 1983, а те, кто остались, должны были уехать летом 1984.
И от этой мысли становилось не просто грустно, а очень тоскливо.
Запись от 21 июня 1984 в моей "летописи":
"Видел около того дома чьи-то вещи. Кто-то уезжает. Наверное, Клавдия. Дамарис уедет позже".
Да, 21 июня 1984 года я уже знал, что Дамарис скоро уедет к себе на Кубу. (А Клавдия – в Болгарию… хотя с Клавдией у меня было как-то не очень, и я не очень грустил от того, что она уезжает)
А 27 июня года Дамарис мне сказала, что уедет 3 июля.
В тот день, 27 июня 1984 года, как раз было прохладно (всего + 18), и лил дождь.
А мы стояли рядом в пустом "иностранном дворе", около третьего подъезда, под окнами квартиры на первом этаже, где жила Дамарис… Стояли под дождем, и Дамарис мне сказала, что скоро уедет. И попросила у меня семечки… Она очень любила семечки.
Правда, в моей "летописи" отмечено, что в тот день я давал семечки не только Дамарис, но и Татьяне – тоже кубинке. Но вот Татьяна как-то выпала из воспоминаний о том дне… Не до нее, наверное, было…(Или она появилась позже, когда дождь кончился)
Помню только себя и Дамарис. Как мы стояли с ней под дождем…
…Спустя два года, в конце июня 1986 года, я сделал первые наброски рассказа "День, когда в Городе идет дождь". Где попытался описать, что я чувствовал тогда…За два года, которые прошли, как Дамарис уехала, воспоминания о ней не ушли, и в душе по-прежнему жила тоска.
Тем более что связь с ней оборвалась – осенью 1984 пришло два письма, а в январе 1985 – новогодняя открытка.
Тогда, в июне 1986 года, я еще не знал, что пройдет полгода – и конце января 1987 года, почти сразу после своего дня рождения, Дамарис вдруг вспомнит обо мне, и напишет мне письмо, в котором я прочитаю: "Знаешь, Алексей, мне бы очень хотелось опять увидеть тебя".
А потом от нее придет еще несколько писем – в ответ на мои.
Последнее я получу 1 мая 1987 года.

Но пока был июнь 1984 года, Дамарис еще никуда не уехала, и думать о том, что она скоро уедет ну совершенно не хотелось…
И было много всякого интересного.

Вот что отражено в моей "летописи".

"3 июня. Бродил по берегу Волги. Наткнулся на Дамарис и Рауля. Они с родителями шли купаться. Говорил с отцом Дамарис".
Отец Дамарис - это вообще отдельная история. Я в то время как-то остерегался взрослых кубинцев, и отца Дамарис тоже. Было время, когда я Дамарис обижал (увы...), а ее отец меня подловил и провел со мной разъяснительную беседу... Пристыдил, короче... Но это отдельная история. А потом он очень часто подходил ко мне разговаривать. Расспрашивал меня обо всем. Даже за руку со мной здоровался! Для подростка 14-15 лет это круто, когда взрослый - тем более иностранец, кубинец, военный! - здоровается с ним за руку!  Один раз он даже защитил меня от хулиганов! Я стоял с Дамарис на углу дома, мы о чем-то разговаривали, а потом появилась "компания блатная", схватили меня и потащили разбираться - ибо я "задолжал" им рубль. Дамарис сказал: "Не трогайте его!", но они показали ей кулак (или даже толкнули), и она убежала - я подумал, что испугалась.
Но она быстро вернулась с отцом. И тот им грозно сказал, чтобы они меня отпустили. Увидев взрослого, тем более иностранца (будто бы даже в военной форме, которую он не успел снять), хулиганы струсили и позорно ретировались. ( А был еще случай, когда хулиганы тоже до меня докопались, но меня от них отбили кубинцы. Их тоже привела Дамарис, чтобы меня спасти. Короче, наваляли им... Но это, наверное, весна или лето 1983 года)
И он мне как-то сказал: "Мы уедем, и тебя можем с собой взять. В чемодане". А я спросил: "А обратно как?" - а он: "Зачем тебе обратно? На Кубе останешься...".
Возможно, этот шутливый (или не совсем шутливый?) разговор состоялся как раз 3 июня 1984 года...

А я бы на самом деле остался...

"15 июня. Дарик, Клавдия, Дамарис, Жасмин катались у нас во дворе на новых качелях. Я там был, подходил к ним. Дарик хотел зайти ко мне в гости"
Дарик – это поляк. Был на год меня младше. И, похоже, неровно дышал в сторону Дамарис… Жасмин – кубинка, на то время ей было лет 10 или 11. На самом деле она - Ясмин, но все называли ее Жасмин.
И, кстати, получается, что они все специально пришли в мой двор (который был совсем недалеко – через улицу) и качались на качелях, которые располагались почти что под моими окнами… специально пришли, ждали, когда я появлюсь?… У них во дворе свои качели были...

"16 июня. Я был в том дворе. Играл в бадминтон с одной нашей из класса, где Сулема. С Клавдией, Дамарис, Татьяной, немного чуть не поиграл с Дариком. Отец Дамарис меня видел, смотрел в это время на меня".
Смотрел… и, скорее всего, не просто смотрел. Отец Дамарис постоянно ходил с фотоаппаратом (пленочным, ибо цифровых в то время еще не было), и фотографировал всё вокруг…Вполне вероятно, что я тоже мог попасть в его объектив. Возможно, где-то до сих пор есть эти фото…
Татьяна и Сулема – это кубинки. Сулема - старшая сестра Жасмин. Ей было лет 13-14. А "одна наша из класса, где Сулема" - это так витиевато сказано о русской однокласснице Сулемы. О ком речь – уже и не вспомнить.

"19 июня. Был во дворе. Андрей из нашего дома с Дариком начеканили 478. Рекорд 17-го был 27, потом - 38, 78, 98, 120. 18-го – 221. Это рекорд мальчишек. Рекорд девчонок – около 200 или 200 с лишним".
Чеканили футбольный мяч… Было одно время такое не очень долгое поветрие…
И вот сейчас и не вспомнить - такие крутые цифры получались за один раз, или в сумме нескольких попыток?

"20 июня. Я видел отца Лисеты и отца Винстона (!). Они говорили с отцом Дамарис и другими. Потом отец Лисеты зачем-то пошел с *** (имя опущено - это русская подруга Лисеты) к ней домой. Она мне сказала, что он - в комиандировке. Проносятся слухи, что скоро на несколько дней приедут Лисета и Винстон. Я это уже слышал от нескольких человек. Вдруг правда?".
На самом деле это было практически шоковое состояние - спустя год увидеть родителей тех, с кем было так много связано... И не только у меня.
Поэтому, когда появились родители Лисеты и Винстона, и пошли слухи, что они тоже могут приехать.
Но они не приехали...
Хотя подобные случаи были - запись от 24 апреля 1984: "Похоже, в Калинине появились Артур и Агата Публицевич. Я их вижу с 22." и 25 апреля: "Да, выяснилось. Опять приехали уехавшие в 1982 г. Агата и Артур Публицевич. Только живут они в 4ом подъезде, а не в 1ом, где жили раньше. Я даже немного говорил с ними!".
Агата и Артур - поляки, брат и сестра. С ними я активно общался летом-осенью 1981 года. Причем они были меня старше - Артур года на два, а Агата - на год. Агата, когда меня видела, всегда улыбалась, подходила ко мне и начинала что-то говорить. А так как она говорила с жутким акцентом, то я иногда не понимал, что она хочет сказать.
В конце апреля 1984 Агата и Артур приезжали - видимо, на насколько дней. Уже повзрослевшие... даже немного странно их было видеть такими. И, если мне память не изменяет, Агата опять мне улыбась и мы о чем-то болтали. А Артур предложил мне випить пива... или даже чего-то покрепче. Но я тогда еще ничего такого не употреблял, поэтому пить не стал, а он с другими парнями засели с этим делом на углу дома. Была ли с ними Агата - не помню. Но это было грандиозно! А я потом думал: "Неужели это те самые Артур и Агата, с которыми я два года назад..."
Когда я слышу песню "В краю магнолий плещет море", то сразу вспоминается Агата (хотя, если честно, я уже не помню, как она выглядела). Эта песня была очень популярна в начале 80-х. И мы ее переделывали - "сидят кубинцы на заборе". Кубинцы на самом деле сидели на заборе... и не только кубинцы...
"Глаза блестят как у Агаты"... А это была исключительно моя ассоциация.

"23 июня. Они меня ловили. Я два раза от них убегал, на третий поймали. Рассказал им, что нам рассказывали про изображение умершего мальчика и про ребенка, который лежал на рельсах. Дамарис говорила насчет адресов"
Вот ведь страсти какие! "Про изображение умершего мальчика и про ребенка, который лежал на рельсах". Вспомнить бы, что это такое, и кто "нам" это рассказывал… Вероятно, речь идет о страшилках, которыми пугали друг друга в детско-подростковом возрасте – "черная рука", "гроб на колесиках"…
А "насчет адресов" - это, скорее всего, Дамарис завела речь о переписке, когда она уедет.

"24 июня. Был там. Были: Андрей, Дарик, Сулема, Жасмин, Дамарис. Дамарис опять говорила о Лисете и Таис".
Вот интересно, о чем именно Дамарис говорила тогда? Что скоро вернется на Кубу, и снова увидит Лисету и Таис?
Хотя вряд ли: Таис и Лисета жили в Гаване, а Дамарис – в Камагуэе.
Но в 1987 году Дамарис жила уже в Гаване. Так что они вполне могли снова пересечься.
Хотя Дамарис, когда мне писала в 1987 году, ни разу не упомянула никого из них.
Правда, я тоже почему-то у нее ни про кого не спрашивал.
Наверное, мне тогда было достаточно самой Дамарис.

"30 июня. У кубинцев был балдеж. Не знаю, по какому случаю".
"Балдеж" - это музыка и танцы в "красном уголке" на первом этаже четвертого подъезда.
А повод... Повод все-таки мне был понятен уже тогда.
Всего через два дня должна была уехать Дамарис...
Это был прощальный "балдеж".
Но я не хотел признаваться в этом даде себе.
promo alexbor69 april 25, 10:30 7
Buy for 20 tokens
ПРОДАЮ КНИГИ РАЗНЫХ ЖАНРОВ- НОВИНКИ И БУКИНИСТИКА. ВЫСЫЛАЮ ПО ПОЧТЕ (ПО РОССИИ И ЗА ГРАНИЦУ). Почтовые расходы оплачивает покупатель. Для покупателей из Твери и Москвы - возможна встреча по договоренности. ВЕСЕННИЕ СКИДКИ НА ВСЕ КНИГИ - 50 %! ПОЛНЫЙ СПИСОК - В МОЕМ РАЗДЕЛЕ НА Алибе:…

Текущие записи

April 2018
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Метки

Счетчик



Flag Counter

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner